Сергей Игнатьев: Хотелось бы видеть "Динамо" в высшей лиге!

Он прошёл через работу охранником в ночном клубе, многочисленные травмы, задержки по зарплате и неоднократное возвращение в команду, которую он сам называет родной. Экс-форвард петербургского «Динамо» Сергей Игнатьев спустя почти 11 лет после завершения профессиональной карьеры рассказал о дружбе с Алексеем Игониным, родном брате, Костроме, Ижевске, Сергее Ломакине, Леониде Цапу, Леониде Ткаченко, Санкт-Петербурге и родной команде.

С Сергеем мы встретились вечером 5 апреля в одном из кафе в районе Комендантского проспекта. Правильно говорят, что бывших динамовцев не бывает. Игнатьев – очередное тому подтверждение. Даже спустя 11 лет после последнего выхода на поле в составе «Динамо СПб» Сергей носит куртку с такой родной сердцу литерой «Д». Любезно предложив мне в дополнение к кофе взять какой-нибудь десерт, Сергей начал свой увлекательный рассказ.

- Чем бывший игрок «Динамо» Санкт-Петербург занимается после окончания своей профессиональной карьеры?

- Занимаюсь я не по профессии. Сейчас я мастер станции техобслуживания «BMW-Сервис», то есть работаю через знакомых, тоже больших любителей футбола. В наше время тяжёлое с зарплатами, которые получают тренера, пошёл в одно место, в другое, попробовал и понял, что на 25 тысяч в месяц не проживёшь и пришлось идти не по профессии. Тренера у нас сейчас только в Академии «Зенит» получают большие зарплаты. Пробовал в разных местах, то есть профессий у меня много было. Пробовал в логистике, в пивной компании работал, везде по чуть-чуть поработал, вот сейчас остановился и уже около шести лет работаю в компании «BMW-Сервис» мастером, то есть я гайки не кручу, но работа нравится, интересная. Моя обязанность – общаться с клиентами, в принципе, удовольствие это доставляет. Но в дальнейшем хотелось бы поменять, вернуться в свою стихию, если будет достойное предложение, потому что у меня высшее спортивное образование, хотелось бы работать с детьми, а потом как получится. Конечно, хотелось бы именно так, потому что я пониманию, что я себя полностью не востребовал в футболе. Поиграл не на самом высоком уровне, поэтому в качестве тренера хотелось бы повыше.

- Почему в своё время решили в футболе начать?

- У меня есть родной старший брат, который старше меня на пять лет – Саша. Он поизвестнее меня в футболе, в Высшей лиге поиграл. Он занимался футболом, и, чтобы я во дворе не шастал маленьким, он притащил меня к своему тренеру – Николаю Даниловичу Семыкину. Мне понравилось, меня это завлекло, и я, как говорится, заболел футболом.

- То есть Вы осознали, что это Ваш жизненный путь и захотели себя реализовать как профессионал?

- Да, потом себя я уже видел только таким. Меня даже в школе рассматривали как футболиста, спорт был на первом месте, и я понимал, что я буду только в спорте, но как видите я не только в спорте себя попробовал. Хотелось бы, чтобы было больше возможностей бывшим спортсменам реализовать себя.

- А после школы какой дальнейший путь был?

- Я закончил 11-й класс, и мне родители и брат предлагали получить какую-нибудь специальность. Мой брат закончил ПТУ №1 и хотел меня туда взять после 9-го класса. Брат уже у меня его закончил, и я тоже подал документы, но потом «заднюю включил», пошёл всё-таки в 10-й класс, а затем в Институт Лесгафта. После Лесгафта у нас был преподаватель Виталий Васильевич Лебедев, и мы попали вместе с моим другом Алексеем Игониным, с кем прошли школу «Турбостроителя», в мини-футбольную команду «Полесье», которую возглавлял Николай Данилович Семыкин. Там стали немножко востребованными, заиграли немножко. А после этой команды Лебедев возглавил вместе с Ломакиным дубль «Зенита», и мы с Алексеем попали туда.

- Но почти на всех статистических сайтах в качестве Вашего первого клуба значится именно «Динамо».

- Трудовая книжка моя затерялась, опять же таки в «Динамо» (улыбается). С 1996-го года я был в «Динамо». Играли во второй лиге, были большие разъезды: Прохладный, Владикавказ, Грозный. На самом деле, играли практически бесплатно, и в итоге нам за 96-й год так ничего и не выплатили, на альтруистских началах, можно сказать, играли. Тяжело тем было, у кого семья, дети, которых кормить надо. Президент нам всё обещал, «завтраками» кормил, но в итоге команда развалилась.

- Говорят, даже взятки предлагали. Вот, например, Николай Чураков, капитан тогдашнего «Динамо», в одном из интервью признался в том, что из владикавказского «Иристона» приходили к нему, предлагали деньги за «слив» матча.

- Да, это действительно было, когда тренером у нас был Марк Абрамович Рубин. Тогда Марк Абрамович зашёл в раздевалку перед этой игрой и на установке говорит: «Ребята, играйте честно». Я сначала не понял суть этого, а потом ещё Коля Чураков просит: «Ребята, играйте, как можете». То есть, мы сначала не поняли, а потом, когда счёт 4:3 был, такие смешные пенальти ставились, подозрительно с «вне игры» забивали, мы забьём гол – они забьют. За голову хватаешься и думаешь, как такое может быть. После этого нас стали обвинять в сдаче игры, и Коля сказал, что были обращения, звонили из Владикавказа, и пошло расследование, и тогда уже подключились структуры, узнали все звонки, на судей всё вышло, а Николаю вручили Приз «Честной игры» от РФС.

- Потом слухи ходили, что к Чуракову некрасивое пятно привязалось. Говорили, что если в команде играет Чураков, то в команде не всё чисто, тренеры его стали бояться, как огня, не хотели его видеть в команде.

- Может быть, это и так, но на самом деле Коля очень порядочный человек, его семью знаю. Просто тут не от него было, на судей выходили. Коля вообще играл тот сезон так, что было на кого равняться, потому что такой человек, абсолютно добропорядочный. Про многих могу сказать, что ребята тогда играли достойно. Может быть, кто-то и был такой, но я об этом не знаю, сам в таких играх никогда не участвовал. Я тогда был молодым игроком, многого не знал, и, как правило, вся команда игру не сдаёт, а только пара-тройка человек. Никогда бы не здоровался с людьми, которые этим занимаются.

- Потом был петербургский «Локомотив». Тоже добротная команда в своё время была: Сенников, Бородин, Макаров.

- Да, была интересная молодая команда. Меня рассмотрели на сборах, как основного игрока. В принципе, я старался, мне это нравилось, как-никак Первая лига. Все сборы прошли замечательно, но на последнем сборе я получил травму, надорвал заднюю поверхность бедра. Восстанавливался перед началом сезона, но в итоге Гиви Нодия всё равно взял меня в команду. Даже несмотря на травму, он говорил: «Всё хорошо, ты в нашей обойме», мне было очень приятно. К началу чемпионата я так и не восстановился, потом ещё температура поднялась под 40. Получилось так, что готовился, как основной, а стал запасным. Это сказалось, Гиви Нодия выпускал меня в основном только на замену, а во втором круге и вовсе перевёл в «Локомотив-2», где я играл с Бородиным, Сергеем Кушевым, Киселёвым. Приятно было там играть. Даже были игры, когда Дима Бородин выходил как полевой игрок. Причём он очень хорошо играет ногами, сейчас он играет за ветеранов и лучшим бомбардиром постоянно становится, в ворота его встать не заставишь, если только не попросить (смеётся). У меня даже в трудовой книжке записано, что в том сезоне мы заняли пятое место, благодарность мне дали. Опыт, конечно, получил, но проявить себя не смог. Плюс ещё с Гиви Георгиевичем были вопросы по поводу денег. Может быть, это рок, но из команды в команду меня преследовали финансовые вопросы, которые никто не хотел решать. Я человек неконфликтный, но я всегда говорил людям правду, а правда людям не всегда нравится, поэтому я команду покидал.

- На самом деле, это было в духе тех времен, что те, кто больше играют, те получают больше, и платят им почти без задержек, а остальным отдают всё, что осталось.

- Я никогда не смотрел в чужой кошелёк, но были деньги, которые мне были положены, а мне их не выплачивали. Но у меня семья, её надо кормить, поэтому хотелось своё получать. Но в «Локомотиве» у меня много друзей осталось. С Димкой Сенниковым контакт поддерживаем. Приятно его видеть в роли «Эксперта №1», как его называет Дима Бородин (смеётся). Молодец, что смог найти себя. Он всегда был скромным, но кличка ещё в команде у него была «Железо». Кличка сама за себя говорит, был он настоящим железным человеком. Был случай на сборах, когда ему шипами проткнули ногу, кусок кожи отлетел, голеностоп посинел. Но его чуть «подремонтировали», и он уже на следующую тренировку вышел. Вот мы его и прозвали «Железо». Не знаю, как там в московском «Локомотиве», но у нас в Питере он «Железный человек». Ну а потом я ушёл из «Локомотива» и остался на два года без футбола.

- А когда семьёй обзавелись, когда со своей избранницей познакомились?

- С женой мы практически с роддома, в одном роддоме родились. А познакомились давно. Знаю, что это душа моя родная. В одной школе учились, в одном роддоме родились. В одной школе учились, но друг друга не видели, через дом жили, но друг друга не видели. Но у нас были общие друзья, тот же Лёша Игонин, и мы как-то познакомились на одной из вечеринок чисто случайно, и получилось, что это судьба. А там уже и дочка, и сын. Так что с женой счастливо живём, всё нормально.

- Два года - это достаточно существенный простой. У некоторых бывает, что пара месяцев сказывается на игре. Вы что делали во время этого двухлетнего перерыва?

- Я закончил с «Локомотивом», мне сказали искать команду. «Динамо» тогда возглавил Борис Рапопорт, и он хотел меня видеть в команде. Я прошёл с ними сборы в Питере, всё было нормально, но вопрос был в деньгах. Был ещё нападающий Дмитрий Сачков, с ним по сумме трансфера договорились, а со мной нет. Я, когда из «Локомотива» уходил, то разругался с директором, мол за что мне такие деньги, я таких сумм никогда не получал. Директор мне ответил, что все вопросы к Гиви Георгиевичу. К нему подхожу, а он мне: «Сынок, отходи». Вот я говорю, что некрасиво он поступил. Я его просить начал: «Можете меня отпустить с тем, что я заработал?». Там ещё коэффициент был возрастной. То есть, если ты молодой, то эта сумма умножается. Я тогда нереальных денег стоил. Откуда такие цифры на бумаге, я такого не знаю, я такого никогда не получал. Я был в шоке, разругался, ушёл из «Локомотива», сказал, что вообще заканчиваю с футболом. Понятно, что выпалил это в сердцах, но потом Рапопорт мне сказал: «Серёга, ты мне очень нравишься, но по деньгам ты слишком дорогой». Не знаю, на каких условиях он подписал Сачкова, но он играл. Но с командой я отношения тогда поддерживал, хорошая была команда, мне всё нравилось, сборы проходил, но не получилось сыграть. Приходилось поддерживать чисто физическую форму. Тогда мне здорово помог тренер дубля «Зенита» Стрепетов, он позвал меня на тренировку, я потом играл за «Динамо-2» и параллельно с этим ещё тренировался с «Зенитом-2». Хорошая там была тогда атмосфера, Слава Малафеев тогда только начинал там, я вот с ними тоже играл. Тренировался с ними всё лето, я постарше был, на тренировках выделялся, они у меня чему-то учились, я у них чему-то учился. И потом в 99-м году Стрепетов сказал, что я вместе с несколькими игроками поеду зимой в «Динамо» Вологда. 5 человек нас всего поехали. В итоге я сезон отыграл в «Динамо-2» под руководством Семыкина, а потом уехал в Вологду. Там мы с зимы начали сборы, обговорили всё по деньгам, три месяца я там пробыл, как основной игрок планировался, директор всем был доволен, но когда я пошёл на последнем сборе в Сочи контракт подписывать, то увидел в нём смешные суммы и уехал из Вологды. Хотя команда там неплохая собралась. Борис Постнов, Влад Безубяк, приличный состав был. Но я сказал, что на таких условиях контракт подписывать не буду, потому что это получается, что я играю за тарелку супа. Я приезжаю играть в другой город, мне обещают одно, а потом сбор заканчивается, я понимаю, что команду не найду, а меня ставят в такие рамки, мол «Сергей, подписывай», ребята из Питера уговаривали, что «поиграем, заработаем», но я сразу сказал, что такой контракт я подписывать не буду. Я уехал, а потом Вологда жалела, что контракт со мной не подписала. Играя против них, я постоянно «хоронил» их, забивал им, бояться меня начали они уже. Я уехал и устроился охранником в ночном клубе, закончить решил. Ночью охранял клуб на Тореза «Минотавр», телосложением я нормальный, никого не боялся, случаев много интересных было. Ночью работал, а днём играл за «Динамо-2», поддерживал форму. И как-то по случаю судьбы пришёл в этот клуб Николай Данилович Семыкин, спрашивает меня: «Что ты тут делаешь?», я: «Работаю», он говорит: «Поехали, я сейчас команду принимаю», я говорю, что я закончил, больше не хочу. Он говорит: «Поехали, я принимаю костромской «Спартак», условия нормальные». Я тогда не знал, кто ещё поедет. Это потом в итоге получилось, что 7 человек из Питера: Антон Иванов, Комягин Сергей, Лёша Ильин, Коля Чураков. Мы поехали, сборы провели, контракт неплохой предложили. Думал, нормально. Но опять всё это было на бумаге. В итоге, я в игре с «Торпедо-2» опять получил травму. Вратарь, очень я «люблю» вратарей, как потом выяснилось, все травмы я получил от них, потому что я всегда иду до последнего, а вратари почти всегда идут ногами. Иногда это пользу приносило, что не боялся таких стыков, бывало, вратарь дрогнет. Но получил травму, мениск ударил, вратаря удалили. С вратарём, Белкин у него фамилия, мы потом часто пересекались, извинялся он передо мной. Но суть в том, что после этой травмы круг уже заканчивался, мениск мне удалили, восстановился я быстро, и я понял, что тренера у нас меняют. Пришёл в Кострому тогда один известный специалист. И мне он говорит: «Серёга, всё нормально», я спрашиваю: «А деньги-то где за первый круг?». Он говорит, что скоро всё будет, но я уже устал это слушать. Говорю, что у меня дома семья, надо что-то отослать. Бывало, что «кушали» в казино, ребята ходили и зарабатывали на еду в казино. Что заработаем, на то и поедим, не заработаем – не поедим. Жена ко мне один раз без ребёнка приехала, посмотрела на это всё. Я ей свою комнату в общагу выделил, она день пожила, сказала: «Сергей, возвращайся домой, обойдёмся без этого футбола». Позвонил мне потом Сергей Владимирович Ломакин и говорит: «Возвращайся домой». После этого я говорю в Костроме: «Отпустите меня, дайте мне бумажечку, больше мне ничего не надо, никаких денег». Мы распрощались, и я уехал обратно.

- А если бы в Кострому не Семыкин позвал, то не поехали бы?

- Возможно бы и нет, наверное. В принципе, у меня как раз прошло два года, а по положению, если два года не играешь, то ты бесплатный игрок. Соответственно, если бы хорошие условия предложили, то, может быть, и поехал бы. А я вернулся в «Динамо», мне Сергей Владимирович пообещал: «Сергей, ты будешь получать такие же деньги». А на самом деле, я в КФК заработал за полгода больше, чем в Костроме ребята заработали, которые там остались и бедствовали. Они там отыграли, и их судьба развела. А в «Динамо» меня стали наигрывать. Собралась у нас команда. Вроде бы и КФК, но были у нас Борис Матвеев, Мананников Андрей, Олег Ерёмин. То есть, очень известные ребята, играющие на уровне КФК. И вот второй круг мы играли, потеряли очки со «Светогорцем» и заняли мы второе место, но вышли мы с него, а не с первого.

- Был выигран кубок Северо-Запада и кубок России среди КФК.

- Смешно, конечно, кубок России среди КФК мы выиграли, но было там всего три команды. Ещё было, что в Пскове тоже был какой-то кубок. Псков там и выиграл, им дали «Мастеров спорта». Псков выиграл региональный турнир, вышел на всероссийский финальный турнир, и игроки получили «Мастеров спорта». Один раз такое было. Вот у меня брат, отыгравший больше трёхсот игр в чемпионате России, не получал «Мастера спорта», играя в «Торпедо», которое призовые места занимало. А вот «Динамо» после моего прихода не одной игры не проиграло. Как мы начали с лета, я ещё и забивал там нормально. Очень приятно было играть в этой команде, у себя дома, в приятной обстановке, меня это радовало, я был на таком подъёме. А потом я уже заключил контракт, когда мы вышли во вторую лигу.

1

- То есть ощущалась амбициозность проекта, когда пришёл Амелин? Как он сам говорил, что через пять лет видит клуб в Лиге Чемпионов.

- В принципе, играя даже в КФК, мы получали хорошие деньги. Я потом встречался с ребятами, кто остался в Костроме, и сказал, что я действительно денег заработал больше. То есть амбициозность была видна, мы шли по такому пути. Не просто так мы установили рекорд второй лиги, досрочно завоевали повышение, несколько игр подряд шли без поражений. Единственную игру мы проиграли, когда я не играл, меня решили поберечь, а для выхода не нужно было ничего, две оставшиеся игры ничего не решали, а решало то, что по контракту мне не хватило именно этой игры для получения бонусов. Я потом подошёл к Амелину, он все вопросы решил, так как я стал лучшим бомбардиром команды. Он сказал, что всё это ерунда, взял из кармана деньги и отдал мне. За это ему спасибо, человек был хороший. Я после этого купил себе машину. Амелин ставил цели и всё делал для их достижения. Мы вышли в первую лигу, был переходной матч, где я гол забил, была радость и даже боль. Когда мы летели с Липецка, самолёт праздновал, были раки, радовались, будто чемпионат мира выиграли, непередаваемые ощущения, до сих пор помню. Сергей Владимирович нас так тогда зарядил, он такой весельчак, мог на каждую игру шутками настраивать, человек мог раскрепостить. Когда ещё в «Зените-2» был тандем Ломакин-Лебедев, то они отлично дополняли друг друга на тренировках, установках, все мы смеялись. Ломакин был хорошим психологом. Тренировки у него были по интересной методике. Я бы её даже рассмотрел. Ломакин нас не мучал многочасовыми тренировками, он умел расслаблять на тренировках. Он привозил медицинские доски, которые подключались к электроду, мы на них ложись и делали подобное на протяжении всего сезона во второй лиге, расслаблялись. На самом деле, это своё давало, мы действительно расслаблялись, я дома до сих пор делаю эту гимнастику. Может быть, было странно, когда мы тренировались арабскими мячами. Партнёр стоит напротив меня, я ему руками бросаю арабский мячик и одновременно ногой пасую футбольный. Собрался у нас очень сильный коллектив. Андрей Плетнёв, Максим Прошин, Артур Белоцерковец, Олег Дмитриев, Влад Басков, Слава Лычкин. Команда очень боеспособная, готовая играть в первой лиге. Мы вышли играть с Липецком, понимая, что они были фаворитами, но дома мы выиграли 2:0, а там 0:1 проиграли. Хотя там были разговоры, что они хотели эту игру купить, никто не поверил, они расслабились и поплатились за это. Я уехал с Липецка, у меня шрамы на руках остались, потому что там была асфальтовая беговая дорожка, игроки вели себя просто безобразно, понимали, что время уже выходит и стремились вытолкать с поля. Амелин с нами летел и говорил: «Серёга, у тебя руки, как у боксёра». Но мы действительно дрались на поле, недаром Ломакин говорил: «Кто будет драться на поле и не жалеть себя, тот и выиграет этот бой», даже понимая, что мы слабее в каких-то аспектах, но Липецк тогда действительно был фаворитом.

2

- Потом был 2002-й год, где, если верить статистике, у Вас был сыгран всего лишь 1 официальный матч.

- Тогда я сыграл два матча: с «Факелом» воронежским вышел в концовке, когда 0:2 проигрывали и вышел в кубковом матче против «Краснознамёнска». Я там гол забил, но на меня его почему-то не зачитали. Был прострел, в протоколе значится «автогол», но поставил там ногу я. На последнем сборе в Испании я опять получил травму, хотя Ломакин меня наигрывал как основного игрока вместе с Орещуком. Хорошая тогда у нас была команда, и если бы эта команда осталась в составе образца 2001-го года, то она неплохо сыграла бы. Можно было бы взять на каждую позицию по одному игроку, а тут полкоманды убрали, оставив 5-6 человек, пришло много московских ребят, а это деньги. Здесь же питерские ребята играли, причём «с именами», мой брат на сборы приехал, мог поиграть, и всё нормально было, забивал он тогда, могли его взять. Но это политика президента: деньги, трансферы. Всё это шито белыми нитками. Взять и убрать готовую действующую команду, которой больше ничего не нужно, оставить 5 человек. На сборах к нам присоединились мой брат, Виталик Литвинов, из Москвы ребята приехали, Андрей Лаврик, но ребятам с Москвы надо много денег, за их трансферы надо платить, а у нас была команда наигранная, все друг друга знали. А того же Плетнёва убрали, Шумилов на сборе травму серьезную получил в матче с «Динамо» Тбилиси, которое тогда Гиви Нодия тренировал. Матч тогда не доигрался. Выигрывали 1:0, два перелома было, жёсткая игра была, чуть ли не до драки дошло, и Ломакин увёл команду с поля. Игра была принципиальной, нас «накачали» тоже, мол «Динамо, Тбилиси, Санкт-Петербург», и на поле ребята с Тбилиси себя очень некорректно вели, как итог – два перелома. И вот я тоже не играл, получил травму на последнем сборе, нужна была операция, отправили в наш Институт, а там очередь занимать надо, чтобы был побыстрее, меня отправили в Москву в клинику. Я приехал в Москву, у меня взяли анализы, прооперировали и в этот же день отправили обратно в Питер, то есть, я ехал в поезде, наркоз отходил, надавали мне таблеток, чтоб ничего не болело. Я позвонил домой жене, сказал: «Жена, встречай меня утром», жена вызвала носильщика, потому что я ходить не мог. Если бы это была операция, сделанная у нас в хороших условиях, или как сейчас в Германию посылают, то, может быть, было бы всё нормально, но решили по-быстрому, подешевле, как у нас это всегда бывает, и пошли осложнения, причём это была вторая операция на колене, первая была после Костромы. Но тогда у меня был небольшой разрыва, а в этот раз мениск удалили полностью, и сроки восстановления у меня затянулись, начинал давать нагрузку на колено, а оно болело, жидкости в нём не было. Доктор говорит президенту: «Ему нужны уколы дорогие, по 70 долларов за укол». Я пошёл к Амелину, он дал добро, сказал: «Ты нам нужен». Первый матч сезона мы полностью провалили, не забили два пенальти, и Ломакин «угадал» с составом, хотя выпустил, как мы потом говорили «звёзд», замены ничем не помогли. После этой игры Сергея Владимировича сняли. Спортивным директором тогда у нас был Галямин, который привёз всех московских игроков, соответственно, у него в этом был какой-то интерес, а у меня он всё время спрашивал: «Сергей, ну когда ты будешь играть?». Я, в принципе, был готов, но восстановление долго затянулось. Я доктору предложил тесты сдавать. Начал сдавать тест Купера, вроде бежишь, всё нормально, а потом раз и какой-то выстрел в колене и болевые ощущения. Мне уколы прокололи и всё стало нормально. Потом внесли меня в заявку. Мы играли на «Петровском» с «Факелом», меня выпустили, оставалось 15 минут, мы проигрывали 0:2. Потом ещё сыграл матч на Кубок, мы выиграли. А после игры подходит Галямин и говорит: «Серёжа, я тебя не вижу, ищи себе команду». Я тогда всё понял и принял предложение от «Петротреста». Позвонил Белавин, предложил 1,5 тысячи долларов в месяц. У меня в «Динамо» был контракт нормальный, мне Амелин смог сделать хорошие условия, не знаю, как там у других, но у меня всё было. Плюс мне ещё квартиру снимали в городе, решил с семьёй вместе пожить. А президент «Петротреста» Леонид Цапу вызвал меня к себе на встречу, там был тренер Веденеев, с которым я играл в «Динамо» в 2001-м году, которому я всегда нравился как нападающий. В «Петротресте» команда тоже неплохая собралась. Мы обговорили с Цапу условия, пожали руки, он мне предложил такую же зарплату, как в «Динамо». Я подумал: «А почему бы и нет, там я не играю, колено ещё не зажило». Но если бы я сделал эти уколы раньше, то результат был бы лучше. Как я стал играть за «Петротрест», в «Динамо» поменялся тренер, пришёл Валерий Гладилин, и он мне говорит: «Сергей, давай возвращайся в «Динамо», мы тебя ждём, ты нам нужен». А я человек-слово, президенту слово дал и дергаться больше не буду. Я Гладилину так и ответил: «Я бы с удовольствием, мне бы и хотелось играть на таком уровне с такими игроками, но я дал слово Цапу». Причём, я бы мог спокойно попрощаться с КФК и уйти обратно в «Динамо», но я этого не сделал и, в принципе, не жалею. А потом с «Петротрестом» и во вторую лигу вышли, и в первую.

3

- Когда узнали, что «Динамо» было расформировано после губернаторских выборов, Ваши ощущения какие были, как Вы к этому отнеслись, что чувствовали тогда?

- А что чувствовать? Я всё понимал, когда летом нас вызвал Амелин и сказал, что надо всем проголосовать за Анну Маркову. Я хотел проголосовать за действующего губернатора Владимира Яковлева, который нам и автобус новый вручал, и на банкете нас поздравлял.

- Но тогда победила Матвиенко и «отцепила» команду с баланса города.

- Она обиду затаила на то, что «Динамо» проголосовало за Маркову. Этим самым Амелин себе всё «обрезал». Не знаю, как, почему, раньше и «Стройимпульс» развивался, дома строил, «Динамо» спонсировал. Но с чем была связана такая недальновидность президента, я не знаю. И «Стройимпульс» закрыли, и «Динамо» закончили финансировать из городского Правительства.

- На сколько я знаю, поддержка Анны Марковой со стороны «Динамо» была связана с тем, что она была полковником милиции.

- Я всех подробностей не знаю. Я знал, что какая-то связь есть, иначе бы нас не заставляли голосовать. Мы знали, что Матвиенко всё равно будет губернатором, но почему-то мы подписали бумагу, что «Динамо» голосует за Анну Маркову, и нас попросту стёрли. У нас и так денег от города не было, на Амелине всё держалось. А ведь выиграли у ЦСКА тогда, я очень рад был. В раздевалке ребят поздравил, радовался вместе с ними. В принципе, Амелин шёл правильным путём, но вот этот шаг всё разрушил. «Петротрест» тоже шёл по правильному пути, Цапу и его строительная компания получали большие заказы. Только Цапу говорил, что помогает клубу из своего кармана, хотя он от города получал много заказов под застройку. Постоянно говорил, что он альтруист, работает «в минус» ради команды, но я не думаю, что какой-нибудь бизнесмен будет работать себе в «минус». Но признаю, что Цапу единственный президент, не считая Амелина, который выполнил все условия по контракту. Он и дома даже мне предлагал, квартиры с беспроцентной рассрочкой. Но квартира уже у меня тогда была. А вот 5 человек в команде, контракт на таких условиях подписали, деньги в «Петротресте» заморозились, они получили свои квартиры. Но Леониду Ивановичу за выполнение всех условий большое спасибо. Вот так сложилась моя судьба с «Петротрестом». На следующий год пришёл Казачёнок, мы с ним заняли второе место, но всё равно вышли в первую лигу. До последнего тура мы шли на первом месте, нам надо было выиграть только последний тур у «Реутова». Счёт 1:0 в нашу пользу, я забиваю гол, который судья не зачитывает. Мяч на полметра влетает в ворота, вратарь из-за «ленточки» уже его вытаскивает. А в конце игры нам забивают с нарушением правил, и счёт становится 1:1. Пролетели мы мимо премиальных, мимо повышения. Может быть, это ход президента, потому что у многих игроков за повышение в контракте были прописаны определённые суммы, но это уже мои догадки. Но судьи нас взяли и прибили. Причём, когда мы играли с «Торпедо» Владимир, мы победили, они нас поздравили, говорят: «Ну всё, ребята, в первую лигу». От повышения они отказались. А после игры с «Реутовым» у меня был шок, ведь вели 1:0, всё было хорошо, и «Реутову» вообще ничего не нужно было, но они выпустили молодёжь, которая как начала шерстить во втором тайме. Получилось, что человек подыгрывает себе рукой абсолютно очевидно на 80 какой-то минуте. Юра Шумилов кричит, что нужно ставить штрафной, а соперник забивает гол, 1:1 и всё. Я в раздевалке судорожно стою, у меня был шок, я не понимал, как можно упустить первое место. Но вот получается, что по второй лиге я взял медали всех достоинств (смеётся), и все команды питерские плюс ещё «Балтика».

- После «Петротреста» была «Балтика».

4

- Леонид Иванович решил омолодить состав «Петротреста», было очень много возрастных игроков: я, Андрей Кондрашов и ещё. Всех убрали, оставили ребят помоложе. А Андрюха вообще заключил пари с администратором, что минимум 100 пропущенных голов у такой команды будет. Взяли в «Петротрест» молодых, «зелёных» игроков, ни одного опытного. Им тогда 107 забили. Мы, когда с Андреем в «Балтике» играли, то смеялись над этим. А получилось так, что Кондрашова в «Балтику» пригласил Леонид Иванович Ткаченко, который лично меня как футболиста не знал. Ткаченко сказал Андрею: «Возьми его на сборы, посмотрим». А оказалось, что я стал основным игроком. Леонид Иванович сказал: «Такие футболисты мне кровь из носу были нужны, которые идут в подкат с головой». За это он меня любил, но за это и наказывал, ибо когда любишь человека, то больше спроса с него. Очень он эмоциональный тренер, мог и стульями в раздевалке кидаться, но очень мне нравилось работать с ним, какой-то опыт я от него подчерпнул. «Балтику» я вывел в первую лигу, но получилось опять, что контракт я подписал на два года, год отыграл, а дальше либо рок, либо такое стечение обстоятельств, мы выходим в первую лигу, и встаёт денежный вопрос. Я подхожу к президенту, прошу деньги за выход, а он мне говорит, что денег не будет. Я спрашиваю: «Как? Это же всё в контракте написано». Он мне говорит: «Сергей, ну ты же не забил». А я контракте написал особые условия, что забью 15 голов. Вот он мне и говорит: «Ты же не забил 15 голов, за что тебе деньги?». А он далёкий от футбола был, борец. Я говорю: «За выход в первую лигу». А у нас тогда был агент с Андреем Кондрашовым. Агент с «Балтики» не выбил ни копейки, а я ему деньги перечислял по агентскому соглашению весь сезон, а в конце сезона сказал ему: «Как же так, у нас в контракте прописано всё, может быть, Вы подключитесь?». А он ответил: «А что я сделаю? Я лишь агент». В итоге, мне пришлось ругаться с руководством, с агентом. У меня был с «Балтикой» хороший контракт, мне выделили квартиру, мы весь сезон платили деньги агенту, а когда пришла пора выплаты премиальных в конце сезона, то перестали это делать. Я потом подал жалобу в Палату по разрешению споров, и мне всё выплатили. Но остался инцидент, я поругался с президентом, мы поговорили на повышенных тонах. Я говорю: «Я в рот никому никогда не заглядывал, но раз Вы так делаете, то Вы просто трепло, если обещаете, то делайте». Он мне сказал: «Пока я буду президентом, ты в команде играть не будешь». На сборах мне пришлось искать новую команду, а в соседнем лагере у нас был «СОЮЗ-Газпром» из Ижевска. Леонид Иванович меня порекомендовал, и меня взяли без просмотра. Со сборов я отправился в Ижевск, мы договорились об условиях, подписали бумаги. В итоге, всё опять оказалось лишь на бумаге. Если посчитать все деньги, которые я заработал по этим контрактам, то пару квартир в городе себе бы купил. Вот она – благодарность. Ты отдаёшь здоровье, а с тобой так поступают. В Ижевске я отыграл ровно один круг, и потом тренера опять убирают. Президент Тумаев, который вошёл в Книгу рекордов Гиннесса, как самый старый профессиональный футболист в России, выбивал деньги из «Газпрома» сам играл, выходил на поле пробивать пенальти. Он приходил в раздевалку, материл нас, даже в интернете видео где-то есть. Пришёл местный тренер, мне начали выплачивать деньги по контракту, и не хватает одной игры. Я с этих пор стал сидеть на трибуне, приходил, тренировался, но не играл. Спрашиваю: «В чём прикол?», мне отвечают: «Приказ президента». Я говорю: «Отпустите меня после первого круга, рассчитайте, я домой поеду». Сказали: «Нет, сиди там». Семья моя домой потом уехала, а я продолжал сидеть, играл за вторую команду, был даже капитаном там. После Ижевска я вернулся в «Динамо».

- Это был Ваш последний профессиональный сезон.

- Пригласил меня Сергей Игоревич Дмитриев. Под его руководством было приятно поработать, он знал меня, он знал Андрея Кондрашова, он нам доверял как ветеранам, как-никак, уже не первый раз в «Динамо».

5

- Что нового ощущалось в этом новом «Динамо»?

- В принципе, ничего нового. Новые футболисты были, относительно. В принципе, все питерские. Набрали опытных игроков, поставили высокую задачу, коллектив был хороший, меня все знают. Тренер недавно закончил, даже лицензию ещё не получил Сергей Игоревич. Вот парадокс, почему его и убрали. Цапу его убрал, потому что он не являлся на игры, когда мы шли, на первом месте, так как он получал тренерскую лицензию, ездил в Москву, причём оплачивал это Цапу. Ему и говорят: «Сергей Игоревич, либо ты ездишь лицензию получать, либо с командой остаёшься». Получилось так, что в итоге Дмитриева убрали, и пришёл тогда Леонид Иванович Ткаченко.

6

- В какой момент Вы поняли, что уже пора заканчивать с футболом окончательно?

- 2007-й год закончился, мы заняли третье место. Леонид Иванович говорит: «Сергей, уже всё понятно». У меня опять начались проблемы с коленом. Я понимаю, что хочется, но уже все мои знакомые заканчивали. Я понимал, что надо к жизни после футбола адаптироваться. Чем раньше закончишь, тем быстрее адаптируешься, потому что многие по-разному заканчивают. Некоторые теряются, некоторые спиваются. Я подошёл к Леониду Ивановичу, он мне говорит: «Сергей, давай ты останешься в команде, я договорился с Цапу, ты будешь администратором». Я говорю: «Леонид Иванович, спасибо». Было больно, может быть, я бы и остался, вот Андрюха Кондрашов закончил и остался тренером, решили закончить оба, но я отказался, решил пойти в нефутбольную новую жизнь, сложно было, с трудностями столкнулся, все через это проходят.

7 (празднование чемпионства города с командой "Виктория-Питер")

- У Вас ещё числятся игры за команду «Коломяги».

- Это чемпионат города. Был 2008-й год, я пришёл к Анатолию Косорыгину, он мне говорит: «Давай поможешь нам». Мы сразу стали чемпионами города, и потом я продолжал играть в «Коломягах» с бывшими футболистами. Интересно было. Хочу сказать, что был достойный уровень у чемпионата города.

- За «Динамо» с тех пор следите?

- Да, я периодически прихожу на игры, не всегда получается из-за работы, но «Динамо» у меня в сердце, много у меня с «Динамо» связано, много сейчас там людей, которые там работают, начальник команды Олег Барканов, например. Кстати, Олег, когда ещё был оператором в «Зените», был оператором у меня на свадьбе (смеётся). Приятно всегда приезжать на матчи и видеть старые-добрые имена.

8

- Как этот сезон оцениваете для команды?

- Хороший сезон. Хочу сказать, что всё зависит от тренера, а тренер очень хороший. Саша Точилин, как бывший игрок, внёс своё видение игры, хороший у него тандем с Дмитрием Бородиным. Наверное, они что-то преподносят ребятам, они смогли собрать этот коллектив. Это заслуга тренера, на одном дыхании пройти вторую лигу, сейчас в первой лиге идти в верхней части таблицы, успех в кубке против «Зенита». Я был, кстати, на этом матче вместе с Андреем Кондрашовым. Я рад за «Динамо». Главное, чтобы было хорошее, стабильное финансирование, а не так, как раньше «возрождается-умирает». Хотелось бы, что бы «Динамо» играло на высоком уровне, было бы приятно видеть команду в высшей лиге. Хочется, чтобы власти города обратили внимание, помогали команде. У нас есть лозунг «Один город – одна команда». Но почему-то у нас «Зенит» одна команда, а в таком городе должно быть минимум две. Всё для этого есть. Стадион хороший построили, но у «Динамо» нет базы. Хорошо, что сейчас на ней построили два поля. Амелин там пытался что-то сделать, построил гостиницу. Но нужна хорошая база, нужен стадион. Построили бы стадион, отдали бы его на баланс «Динамо», дали бы команде возможность развиться. Очень бы хотелось видеть «Динамо» в высшей лиге, что бы команда всегда ставила перед собой высокие задачи. А то как в фильме ужасов: «Он возрождается – его убивают». Смешно, но вместе с тем ещё и обидно. «Зенит» пускай решает свои задачи, а «Динамо» будет городской командой, народной. Она с таким именем, прошла значимые для города блокадные матчи. Хотелось, чтобы «Динамо» возродилось и больше не умирало.

- Пожелания какие-нибудь команде будут?

- Чтобы командах в последних матчах зацепилась за стыковые игры, чтобы ребятам сопутствовала удача, чтобы поддержали болельщики в этот момент. У «Динамо» уже было такое с Амелиным, когда чуть-чуть не хватило в 2003-м году, тогда ещё Панов играл, долгое время шли в тройке и закончили пятыми. Хотелось, чтобы поддержал город, ходили болельщики. Когда я играл на старом Стадионе Кирова, у нас очень много болельщиков ходило, в 2001-м году на матч с Липецком много очень пришло. Народ приходит, когда игру зрелищную показывают. Хотелось бы, чтобы зрелищность всегда была, удача, не было травм и никаких «подводных течений». Хотелось бы, чтобы на всё хватило денег, город это поддерживал, болельщики ходили, хотелось бы видеть команду в высшей лиге.

Константин Спирёв специально для ФК «Динамо СПб»

Видео

  • ФОНБЕТ - ФНЛ 2017-2018
  • Команда
    М О
    • 1 Оренбург 38 84
      2 Крылья Советов 38 82
      3 Енисей 38 81
      4 Тамбов 38 68
      5 Балтика 38 64
    • 6 Динамо СПб 38 55
      7 Сибирь 38 53
      8 Шинник 38 53
      9 Кубань 38 49
      10 Волгарь 38 45
    • 11 Авангард 38 45
      12 Олимпиец 38 44
      13 Химки 38 43
      14 Спартак-2 38 42
      15 Томь 38 41

bilet